ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Отчёты

Кремлёвские игры разума и как Запад может изменить правила

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
В конце января и в первых числах февраля кремлёвские дезинформирующие СМИ выпустили три различных сюжета, ставящих под вопрос независимость стран Балтии и их историческую легитимность. Не смотря на то, что на первый взгляд все три статьи посвящены Балтийским странам, в действительности они сфокусированы на другом: основная их цель — это показать, что Россия всё ещё твёрдо маячит на международной арене.

В статье от 30-го января, опубликованной прокремлёвским русскоязычным порталом Rubaltic.ru, сообщалось о предложении, выдвинутом литовским депутатом Линасом Бальсисом, обсудить будущее российской Калининградской области на международном уровне. В ней приводились слова российского политолога Сергея Михеева, который сказал, что Балтийские государства живут, образно говоря, в стеклянном доме, поскольку их легитимность очень хрупкая и держится на волоске. Он также заявил, что прошедший 9-го февраля 1991 года в Литве референдум по вопросу независимости от Советского союза был недействителен — так же как и аналогичные голосования, состоявшиеся 3 марта 1991 года в Латвии и Эстонии.

Также, 30-го января в другой статье на Rubaltic.ru были процитированы слова Юрия Петрова, директора Института российской истории, утверждавшего, что с исторической точки зрения заявление о том, что СССР оккупировал Балтийские страны — абсурдно, поскольку в таком случае можно равным образом говорить, что Пётр Первый уже оккупировал эти территории во времена Российской Империи. Советский период в истории Балтийских стран нельзя называть «оккупацией», поскольку их отношения с Москвой отличались от фактической оккупации. Также не уместно, добавил он, говорить об ущербе, нанесённом Советами, который Москва должна теперь компенсировать, поскольку СССР вложил огромную сумму денег в развитие местной промышленности, железных дорог, шоссе и морских портов.

1-го февраля телешоу «Особая статья» на общенациональном русскоязычном телеканале «Звезда», принадлежащим Министерству обороны России, прославилось выступлением родившегося в Эстонии российского гражданского активиста и прокремлёвского политического активиста Дмитрия Линтера, которого кремлёвские СМИ часто используют для выражения так называемой «эстонской точки зрения». Линтер начал с того, что Советский союз никогда не оккупировал Балтийские страны, и что подобное заявление — это попытка переписать историю. Он сказал, что советская Красная армия освободила, а не оккупировала Эстонию, которая, по его словам, всегда была частью России.

Эти три случая содержат несколько ложных нарративов — ни один из которых не базируется на фактах, и которые легко опровергнуть. Независимость Балтийских стран не висит на волоске, а закреплена международно признанными референдумами о независимости, историческими документами и международным правом. Балтийские страны не входили в состав Советского союза добровольно, и называние советского присутствия «оккупацией» — это не попытка переписать историю, а международно признанный исторический факт, в полном соответствии с принятым значениям данного термина. Основанием для советской оккупации послужил пакт Молотова—Риббентропа, заключённый в 1939 года между нацистами и коммунистами. Красная армия повторно оккупировала Эстонию в 1944 году после отступления Вермахта. Это не было освобождением. В декларации Уэллса утверждается, что Эстония была оккупирована, это факт, подтверждённый постановлением Европейского Суда по правам человека по делу об оккупации Балтийских стран.

Использованная здесь техника дезинформации — «апелляция к относительности правды» в последнее время стала одной из излюбленных техник Кремля. Москва использует её, чтобы показать, что одна правда ничем не лучше другой; не существует фактов, есть только интерпретации, а концепция правды как таковой может быть подвергнута сомнению. В отношении Балтийских стран эта техника чаще всего используется, чтобы поставить под сомнение их независимость от СССР. Так, если советская оккупация и восстановление независимости в 1991 году — это не факт, а просто интерпретация того, что произошло, то международные соглашения, основанные на этих фактах, также могут быть подвергнуты сомнению.

Служба внешней разведки Эстонии сообщила, что в 2016 году Россия продемонстрировала своё намерение противостоять исторической правде, основав Российскую ассоциацию прибалтийских исследований (РАПИ). Как показывает отчёт, главная функция РАПИ заключается в поддержке российского государственного влияния на балтийском фронте путём выпуска псевдонаучных публикаций и организации конференций. Целью большинства этих действий является дискредитация Балтийских стран. Её публикации предвзяты и не имеют научной ценности. В объявленном конкурсе научных докладов о проведённых в прошлом году исследованиях по ряду тем, связанных с Балтийским регионом, среди прочих называется следующая тема: «Теория “советской оккупации” как краеугольный камень государственности Латвии, Литвы и Эстонии».

Сосредоточенность Кремля на нелегитимности Балтийских государств доказывает заинтересованность Москвы «постправдой» для продвижения своих внешнеполитических интересов. Составители Оксфордского словаря выбрали термин «постправда» словом 2016 года, дав ему следующее определение: «обстоятельства, в которых объективные факты менее важны для формирования общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям».

Россия хочет показать, что она не только устанавливает глобальные правила, но и что она также имеет право определять, что является правдой. Другой пример уверенного цинизма Кремля — озвученный на последней Мюнхенской конференции по безопасности призыв министра иностранных дел России Сергея Лаврова к Западу позволить народам сделать выбор в «пользу созидания демократического и справедливого мирового порядка», при котором «каждая страна, опираясь на свой суверенитет в рамках международного права» сможет «преодолеть период “post-truth”». Однако, это вовсе не Запад не уважает «демократический и справедливый мировой порядок», суверенитет государств и международное право, это делает сама Россия. «Период “post-truth”» начался не на Западе, а возник как результат дезинформационных кампаний Кремля, начавшихся после аннексии им в 2014 году Крымского полуострова.

Этот уверенный цинизм в последнее время имел успех. После изоляции за нарушения международных норм в результате аннексии Крыма Россия смогла вернуться за стол переговоров, совершив вторжение в Сирию — не смотря на то, что российская армия едва ли атаковала позиции ИГИЛ, а российская и сирийская армии скорее разрушили, чем «освободили» Алеппо, как показано в последнем докладе Атлантического Совета.

Как может Запад ответить на попытки Москвы размыть границы между правдой и ложью и её упорство в отрицании существования объективных фактов? Запад должен показать, что он ценит факты больше, чем когда-либо, предприняв четыре следующих шага:
1. Искоренение дезинформации (увеличив ежедневный мониторинг СМИ, как передовых сайтов, так и социальных сетей).
2. Разоблачение дезинформации (развивая институты, занимающиеся проверкой фактов, таких как Европейское агентство East Stratcom Task Force и CEPA, и инвестируя в качественную журналистику, восстановив должность проверяющего факты).
3. Защита потребителей СМИ от дезинформации (разъясняя российские ложные нарративы и техники дезинформации читателям и зрителям, чтобы они могли защитить себя и окружающих, и продвигая повышение общей медиаграмотности).
4. Предсказывание дезинформационных атак (анализируя кремлёвские нарративы, их свойства и частоту использования, чтобы выявить наиболее уязвимые целевые группы).