ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Рапорты

ИГРА СЛОВ И ИГРЫ В ВОЙНУШКУ

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
Запад просыпается для нового столкновения, к которому он абсолютно не готов — широкомасштабной информационной войны. Центр анализа европейской политики запускает крупную программу, созданную для того, чтобы анализировать и объяснять новый мир дезинформации и обучать как ей противостоять.

После падения Берлинской стены западный мир перестал думать о том, как разъяснять и рекламировать свою политическую систему в России и во всём мире. Казалось, будто бы ни наступление, ни оборона больше не нужны.

Продолжавшееся долгое время использование пропаганды и дезинформации странами советского блока было осуждено даже в них самих. Советский лидер Михаил Горбачёв сам пошутил на пресс-конференции, что нет необходимости отвечать на вопрос ВВС, «потому что вы сами уже всё знаете». Журналисты в России и других бывших коммунистических странах пытались копировать западную модель СМИ. В постсоветском мире западные СМИ из «гиен буржуазного национализма» преобразились в воплощение справедливости, порядочности и истины. Западные журналисты радостно с этим согласились.

Но золотой век посткоммунистических СМИ закончился, не успев начаться. В странах, таких как Беларусь и республики постсоветской Центральной Азии, власти просто переняли контроль над всеми значащими СМИ. В России плюрализм продержался целое десятилетие, несмотря на то, что коррупция и столкновение собственнических интересов вначале запятнали, а затем перечеркнули идеалы ранних девяностых. Владимир Путин, пожалуй, справедливо возражал против контроля олигархов над СМИ. Но его решение о передаче всех ведущих СМИ под контроль государства или своих близких друзей только усугубило ситуацию.

Ничто из этого не смутило весь остальной мир, ни нападки Путина на российскую конституцию, ни захват командных высот в российской экономике не заставили большинство жителей Запада забеспокоиться о хрупкости национальных СМИ в регионе, который мы называем «Восточной Европой». Не имея сильной коммерческой базы, многие СМИ в таких странах как Польша, Чешская Республика и государства Балтии стали страдать от аналогичного коммерческого давления и цинизма, какое испытывали от схожих структур в бывшем Советском союзе.

Даже когда это стало происходить, идея о том, что путинский режим мог бы вести эффективную пропагандистскую войну против Запада вызывало скептицизм, как среди политиков, так и профессионалов СМИ. Что такого мог бы сказать Кремль, что оказало бы влияние на закалённых западных потребителей информации или даже чуть менее закалённых — из Центральной Европы? Почему кто-нибудь стал бы слушать спонсируемые государством зарубежные пропагандистские каналы, не говоря уже о том, чтобы верить тому, что они говорят?

Первую часть ответа на это можно выразить всего двумя буквами: RT. Первоначально оказавшись предметом насмешек за свою грубую прокремлёвскую позицию, телекомпания, известная сперва под именем Russia Today («Россия Сегодня»), трансформировалась в сложную, многоязычную систему каналов, фокусирующуюся не на восхвалении путинского режима, а на преуменьшении роли Запада. Её слоган — «Question More» («Больше сомневайтесь»), хотя для пущей точности следовало бы добавить «если это не касается России». На первый взгляд RT выглядит как любой другой телеканал. Его представители безупречно говорят по-английски и на других языках, на которых он вещает (как, например, немецкий). Контент представляет собой живой микс скандалов и споров. Если брать по-отдельности, большинство тем RT не выглядят неуместно на западном телевидении: страшилки о вспышках заболеваний и стихийных бедствиях, «обнажения» лицемерия, коррупции и злоупотреблений власти, пугающие отчёты о перспективах мировой экономики.

Однако, канал RT весьма избирателен. Он сообщает о скандалах, но не о попытках, предпринятых для борьбы с ними. Он избегает в своей работе самой важной черты западной демократии — состязательности. Дела идут не так всегда, но в западной системе государственной власти у вас есть шанс их поправить. Вы можете пожаловаться избранным вами представителям, подать в суд на обидевших вас (включая правительство), вы можете инициировать общественные кампании, создавать группы давления, выступать с осуждением в СМИ и, если необходимо, использовать избирательную систему для решения своих вопросов.

Конечно, западная система не совершенна, но она включает в себя сдержки и противовесы, независимые суды и выборную власть. Ничего из этого нет в путинской России. Систематически обращая внимание на проблемы Запада и игнорируя гораздо большие недостатки в своей собственной стране, RT помогает распространить идею о том, что критика Запада в России— избирательна и нечестна. Он энергично продвигает идею о том, что истина — относительна, а факты — гибки.

Но RT — всего лишь малая часть российской империи дезинформации. Вторым компонентом является система «фабрик троллей», которая была раскрыта в недавней статье, опубликованной New York Times. 11-го сентября прошлого года тысячи аккаунтов в Твиттере стали «сообщать» новость о крупном взрыве на химическом заводе в Сент-Мэри-Пэриш, штат Луизиана. Ничего подобного на самом деле не происходило, однако обилие сообщений «очевидцев» придавало аварии правдоподобность, схожую с «Войной миров». По сообщениям Times,

«Мощный взрыв, слышимый в нескольких милях отсюда, произошёл на химическом заводе в Сентервиле, штат Луизиана #ColumbianChemicals», — написал в Твиттере человек по имени Джон Мерритт (Jon Merritt). Хэштег #ColumbianChemicals использовали множество аккаунтов свидетелей ужаса в Сентервиле. @AnnRussela поделилась фотографией охватившего фабрику пожара. @Ksarah12 разместила кадры с камеры видеонаблюдения, располагавшейся на местной газовой подстанции, заснявшей момент взрыва. Другие делились видео, на котором вдалеке поднимался густой черный дым.

Это был не хорошо сработанный розыгрыш. Это было тщательно спланированное упражнение, включавшее клонирование интернет-сайтов, поддельные СМС-сообщения, сфальсифицированное видео на YouTube, подделанные скриншоты и сотни аккаунтов в социальных сетях, управляемых кремлёвскими «троллями». В последующие недели появились очередные мистификации, в том числе вспышка эболы и стрельба в полиции. Конечно, это были разовые трюки, но они доказывали, что Кремль развивает свои способности в этой сфере, практикуясь перед более масштабными заданиями.

Этот вид дезинформации уже стал центральной частью того, что военные аналитики называют «гибридной войной» — использованием невоенных средств с целью подрыва силы воли противника, запутывания и ограничения действий его командования, а также ослабления его общественной поддержки, так, чтобы одержать победу без единого выстрела. Таким образом Россия действует в Украине. Теперь она пробует применять эту стратегию на Западе — как в пограничных государствах Центральной Европы, так и в считающихся неприступными странах Западной Европы и Северной Америки.

На данный момент фейковые репортажи, фейковые интернет-сайты и фиктивные «эксперты» — пока ещё выходящий за рамки общепринятого феномен в крупных западных странах. Однако в меньших странах, где СМИ слабые и легко поддаются манипуляции, они уже начинают помогать формировать общественное мнение и воздействовать на результаты выборов. Действующий президент Чехии был избран при помощи российских денег — они были перечислены непосредственно от «Лукойла», российской компании, а также — пророссийских интернет-сайтов. В Болгарии российский олигарх предпринимает попытки купить крупную телекомпанию. Даже во Франции российская финансовая поддержка праворадикальной партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен является частью согласованных усилий по воздействию на результаты выборов в крупной европейской стране.

С опозданием западные правительства начинают бороться с этим. У НАТО есть показательный центр «стратегических коммуникаций» (т.е. информационной войны) в столице Латвии Риге. Собственные усилия НАТО в сфере коммуникации в Брюсселе приобрели наконец более острые очертания благодаря использованию инфографики, развенчивающей российские «мифы» о западном окружении. Британия возобновила свои действия в области военной пропаганды при помощи новой единицы, 77-ой бригады, состоящей из 1 500 солдат с опытом работы в социальных медиа. Соединённые Штаты расширяют свои застарелые средства противостояния дезинформации, неиспользовавшиеся с времён советской эпохи, в рамках Государственного Департамента.

Но эти усилия несравненно малы перед лицом того, что с течением времени стремиться стать более серьёзным вызовом, не только со стороны России, но также Китая, Ирана и других стран, которые стремятся приобрести преимущество над западным открытым медиа пространством, чтобы манипулировать западным публичным мнением. В мире, где социальные медиа могут стать оружием дезинформации, а журналисты могут быть введены в заблуждение липовыми «экспертами», нам необходимы методы не только по борьбе с дезинформацией, но и по её идентификации, объяснению и пониманию, как она работает. В предстоящие месяцы Центр СЕРА надеется приняться за эту долгую работу.