ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Колонка издателя

Чего ожидать, если вы ожидаете ботов

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
В конце прошлой недели расположенный в Латвии Центр передового опыта НАТО в области стратегических коммуникаций опубликовал пояснительный доклад о «роботроллинге». Сделанные в нём выводы заслуживают рассмотрения. Его авторы сообщают, что каждые два из трёх пользователей Твиттера, пишущих на русском языке о присутствии НАТО в Восточной Европе, являются «ботами» или роботизированными учётными записями. (Роботизированный троллинг или «роботроллинг» — это скоординированное использование фейковых учётных записей в социальных сетях). Их большое количество частично объясняется тем, что русскоязычные боты в основном репостят традиционный прокремлёвский медиаконтент, контролируемый государством. «Подразумевается, что даже автоматически генерируемый российский новостной спам перекликается с санкционированным государством контентом», — говорится в докладе, в котором было исследовано 32 000 твитов, в которых упоминалось НАТО и хотя бы одна из следующих стран: Эстония, Латвия, Литва и Польша — в период между 1 марта и 30 августа 2017 года.

Другие ключевые выводы, сделанные в докладе:

  • Только 16 процентов всех исследованных русскоязычных твитов были полностью написаны людьми (без применения средств автоматизации), а 70 процентов русскоязычных учётных записей были автоматизированы, по сравнению со всего 28 процентами англоязычных учётных записей.
  • Эстония, а затем Латвия, оказались странами, больше всего находящимися под прицелом ботов. Проникновение в Литву и Польшу было значительно ниже.
  • Русскоязычные твиты были сосредоточены главным образом на «новостном освещении военных учений, развёртывании войск и незначительных инцидентов с участием военнослужащих».
  • Англоязычные твиты в основном фокусировались на «вопросах внутренней и внешней политики США».

Результаты доклада контрастируют с предыдущими исследованиями, в которых применялся более крупный географический фокус, и предполагалось, что основная функция пророссийских ботов заключается в «маскировке или разбавлении неудобных трендовых тем». Вместо этого авторы доклада НАТО обнаружили, что «этого не произошло в нашей области интересов. "Твиттер-дискуссии" о новостях, связанных с НАТО, — это в основном боты, разговаривающие с другими ботами, боты, продвигающие сторонний контент, и боты, постепенно создающие всё более правдоподобные профили».

В докладе представлен важный момент, выделенный ранее в программе Центра стратегических коммуникаций CEPA: ключевое различие в развёртываемых ресурсах и тактике российской дезинформационной машины в странах со значительным русскоязычным меньшинством, таких как Эстония и Латвия, и таких, где такие сообщества меньше. Как показано в докладе Центра передового опыта НАТО в области стратегических коммуникаций, автоматизированный русскоязычный контент в основном сосредоточен на построении мостов между сетями ботов с целью увеличения доли рынка и расширения зрачков —- дальнейшего укрепления и изоляции информационного пузыря, в котором проживают российские меньшинства в Эстонии и Латвии. И наоборот, автоматизированный англоязычный контент в странах без заметного русскоязычного меньшинства фокусируется на загрязнении информационного рынка, часто путём введения специально созданных нарративов, чтобы разбавить негативные нарративы и сообщения о Кремле и усилить позитивные нарративы о России и статьи, критикующие Запад.

Эта проблема переплетается с цифровой линией фронта альянсов в следствие непоследовательного применения Твиттером своих условий обслуживания по отношению к англоязычному и неанглоязычному автоматизированному контенту. Согласно докладу, у русскоязычных ботов меньше шансов быть забаненными, и они более склонны к созданию больших сетей, распространяющих нарративы. Также дешевле развивать убедительные сети ботов на русском языке — с акцентом на российские меньшинства в таких местах, как Эстония и Латвия, чем на английском, нацеленных на западную аудиторию.

Согласно этому докладу, Кремль хорошо справляется с двумя задачами: замутнением западной информационной скважины с целью деконструирования мировоззрения, а затем дальнейшей изоляции русскоязычных меньшинств на Востоке. Сделанные в нём выводы также предполагают, что реакцией западных аналитических центров /НКО/ правительства может нерациональное использование ресурсов в борьбе с российскими информационными операциями. Больше ресурсов нужно выливать в производство прозападных нарративов, а не просто в фактологическую проверку российских нарративов, особенно в случае демографических групп, наиболее уязвимых к российским нарративам, таких как этническое русское население Восточной Европы. Поэтому первым шагом должно стать понимание этих культурных, исторических и экологических различий, а затем построение ответных действий на основе этих данных.

Как показывает это и другие исследования, Кремль уже мобилизовал свои цифровые войска на Западе, где боты активно создают новые задающие тренд хэштэги, изменяя существующие трендовые хэштэги и целенаправленно впрыскивая нарративы в информационный океан.

На Востоке ситуация выглядит по-другому. Там Кремль может усилить свои позиции на фронте, но русские могут не полностью использовать свои активы на местах. Существует несколько сценариев, в которых они могли бы, в частности, выступать в качестве катализатора для гибридных действий (сочетание обычной войны, нерегулярной войны и кибервойны). Эти сценарии должны быть изучены.

Наконец, Твиттер и, скорее всего, другие социальные сети имеют проблему с русскоязычным контентом. Как отмечается в докладе, «демократизирующие возможности социальных сетей кажется — по крайней мере, в случае с Твиттером в России — сильно подрываются». Кремлёвская машина информационной войны вытеснила Запад с этих рынков частично благодаря бездействию Твиттера.

Твиттер может сделать несколько вещей, чтобы исправить ситуацию:

  • Производить и публиковать аналитические инструменты для определения сетей ботов, основанные на создании учётной записи, её активности, местоположения и языка.
  • Прозрачно и в равной степени применять свои условия обслуживания для охвата всех ботов, а не только англоязычных.
  • Публиковать прозрачные отчёты о всей базе данных пользователей, проливая свет на данные ботов и людей. На данный момент Твиттер, как ни странно, мотивирован сохранять конфиденциальность этих данных. Решением этого является использование голоса общественности и правительства во имя прозрачности и демократии.