ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Колонка издателя

20 токсичных тактик Кремля

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
Человеческая слабость означает, что нам легче изумляться проблемам, чем решать их, сосредотачиваться на опасностях, которые мы можем видеть, чем беспокоиться о тех, которые нам не видны, и использовать инструменты, которые у нас есть, а не пытаться приобрести те, в которых мы действительно нуждаемся.

Всё это особенно касается подхода Запада к российской политической войне. Мы чрезмерно сосредоточены на легко заметной кремлёвской пропаганде, особенно на английском и других западных языках. Фактически, информационная война, означающая намеренно вводящие в заблуждение «фейковые новости» плюс дезориентирующее использование троллей и ботов, — это всего лишь один, хотя и самый заметный элемент широкого российского арсенала. На сентябрьской конференции НАТО я перечислил ещё 19. Здесь они приведены в алфавитном порядке:

  1. Целевое использование коррупции;
  2. Кибер-атаки на конфиденциальность, целостность и доступность данных, хранящихся в компьютерных системах целевой страны;
  3. Дипломатические игры по принципу «разделяй и властвуй», призванные ослабить многосторонние организации с установленными правилами и создать представление об изоляции и невозможности оправдания целевой страны;
  4. Эксплуатация экономических, этнических, языковых, региональных, религиозных, социальных и других различий;
  5. Экономические санкции, такие как ограничения импорта и ограничения на экспорт и транзит;
  6. Вмешательство в поставки энергии, особенно природного газа;
  7. Создаваемые одна за другой финансовые паники;
  8. Истории о вооружении с целью опорочить репутацию целевой страны и скрыть преступления Кремля; 
  9. Скрытые информационные операции, такие как взлом и утечка, наблюдаемые на президентских выборах в США и Франции;
  10. Злоупотребление международно-правовой системой, например, выдача «красных уведомлений» Интерпола, для критики, клеветнических действий и обременительных судебных процессов;
  11. Военный блеф и бряцание оружием; нерегулярная и регулярная война;
  12. Использование сетей организованной преступности для деморализации лиц, принимающих решения, и общественного мнения;
  13. Открытые и скрытые платежи с целью покупки влияния в политических партиях, аналитических центрах, средствах массовой информации и академических учреждениях;
  14. Физическое запугивание противников и критиков;
  15. Психологическая война на индивидуальной и коллективной основе;
  16. Эксплуатация религиозных чувств, особенно среди православных верующих;
  17. Физический саботаж критической инфраструктуры;
  18. Ниспровержение социальных норм, доверия общественности и государственных институтов; а также
  19. Поддержка насильственного антисоциального поведения.


Чтобы усложнить ситуацию, эта тактика не применяется в статической или даже линейной форме. Российские шпионы не глупы. Они разрабатывают новые подходы, особенно новые комбинации и последовательности тактик, подбирая их на основе того, что работает, а что нет. Мы думаем, что мы смотрим на картину; наши противники пишут сценарий.


Аналитиками и журналистами могут быть те, у кого громкие голоса по этому вопросу, но работать с этим — не наша профессия. Российскую угрозу следует рассматривать как проблему национальной безопасности, включая тесную координацию системы уголовного правосудия, спецслужб, финансовых регуляторов, военных структур и т.д. Участники кампаний, средства массовой информации и аналитические центры могут помочь, так же как и общественные руководители из частного сектора. Но наша роль всегда будет вторичной. Мы можем досаждать или помогать правительству, но не заменять его.


Особенно досадная ошибка — это распространённое на Западе предположение, будто бы это в какой-то мере новая проблема. Это не так. Все 20 вышеприведённых тактик были опробованы в пограничных государствах Европы в предыдущие годы, во многих случаях начиная с ранних 1990-х годов. Народы этих стран — Эстонии, Латвии, Литвы, Центральной Европы, Грузии, Украины и других стран — предупреждал нас. Напрасно.


Всезнайки из стран старого Запада не слушали, говоря, что они понимают Россию намного лучше, чем бывшие захваченные народы. Это высокомерное самодовольство дорого обошлось. Самое меньшее, что мы можем сделать сейчас, — это учиться на трудном опыте тех, кто лучше знает нашего противника.


Фото: Kremlin.ru