Колонка издателя

Уличные протесты — неудача для медийной стратегии Кремля

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
К кажущемуся удивлению руководства России, передовые поддерживающие режим российские журналисты и иностранные наблюдатели, которые в течение долгого времени настаивали на том, что массовые беспорядки маловероятны, 26-го марта улицы городов по всей России заполонили десятки тысяч простых граждан, протестующих против коррупции, характеризующей время пребывания Владимира Путина на посту президента. Эти демонстрации — самый серьёзный вызов правлению Путина с 2012 года — начались на Тихоокеанском побережье России и прокатились на запад серией митингов, большинство из которых были несанкционированными. Они состоялись не только в Москве и Санкт-Петербурге, бывших центрами протеста пять лет назад, но и в Новосибирске, Екатеринбурге и Челябинске. Демонстранты вышли даже в Махачкале, северокавказской республике, где Путин регулярно получает 90 процентов голосов. Воскресные марши прошли в ответ на призыв лидера антикоррупционной кампании и лидера оппозиции Алексея Навального. Несмотря на то, что Путин остаётся популярным, акции протеста были направлены против премьер-министра Дмитрия Медведева, которому был посвящён показанный недавно фильм, снятый по заказу Навального. Но комментарии многих демонстрантов также говорили о том, что массовые акции стали, в том числе, признаком общего недовольства системой.

Протесты скудно освещались в контролируемых государством СМИ, в отличие от 2012 года, когда об аналогичные протестах справедливо упоминалось, по крайней мере, в некоторых СМИ. На этот раз «Первый канал» и «Россия» транслировали сводки о сильных снегопадах в Москве, проблемах в Украине и принёсшим жертвы сходе лавины в Японии. В разгар беспорядков главной новостью сайта RIA была статья «В США свободолюбивая корова ушла от полицейской погони», — в то время когда российская полиция сотнями задерживала демонстрантов. В популярных российских воскресных телешоу также не было упоминаний о протестах. Лишь в конце дня некоторые интернет-СМИ рассказали о событиях, хотя они в значительной степени похоронили эту историю (главной новостью дня стало избиение двух российских футбольных болельщиков в Белграде). Некоторые СМИ даже упоминали об антикоррупционных призывах толпы. Тревожным было также поведение частного крупнейшего национального российского новостного агрегатора «Яндекс-новости», на который власти Кремля долгое время оказывали давление, чтобы сдерживать освещение нежелательных новостей и продвигать статьи, поддерживающие режим. В воскресенье местную новостную ленту «Яндекса» в Москве заметно отличали такие мелочи как сообщения о погоде, предупреждающие о холодах, и реклама проходившего в городе фестиваля «Весна».

Вместе с традиционным блокированием СМИ, мобилизация толпы осуществлялась главным образом в социальных сетях; это в значительной степени стало причиной того, что пришло так много молодых людей. В одном ставшим популярном видео Глеб Токмаков, ученик пятого класса из Томска, терпеливо объясняет толпе взрослых, почему Россия нуждается в системных политических реформах и осуждает политизацию российских школ. Другое видео прославилось благодаря 17-летнему пермяку, объясняющему связь между коррупцией среди должностных лиц и снижением уровня жизни.

Несмотря на масштабность протестов и их неожиданность, революцией в воздухе не пахнет. Всего на улицы вышло от 50 до 100 тысяч протестующих, в том числе от 25 до 50 тысяч в 80—100 городах. Числа были намного выше на пике «волны протеста» в 2011—12 годах. Хотя это правда, что демонстрации на прошлой неделе не ограничились Санкт-Петербургом и Москвой и что на них вышли молодые люди, пока ещё рано говорить, к чему они приведут. Чтобы произвести серьёзные реформы, Навальный и его команда должны протянуть руку и объединиться с дальнобойщиками, фермерами и всеми, кто может быть недоволен тем, что власти, как это вероятно происходит сейчас, будут давить на народ.

Ключом к их успеху могли бы стать признаки раскола элиты, который может понадобиться для форсирования перемен. Для этого массовые протесты, скорее всего, должны стать частью картины, но неясно, насколько крупными они должны быть и сколько времени они должны будут продолжаться, прежде чем достигнут критической массы, которая могла бы привести к осуществлению реальных изменений. По крайней мере, на данный момент для достижения этого просто недостаточно активных молодых людей. Любому оппозиционному движению придётся привлекать более старшие поколения. Навальный не может полагаться только на то, что он «крутой». Он должен разработать более широкий призыв, направленный к российским рабочим, пенсионерам и ветеранам, среди которых относительно немногие пользуются социальными сетями. Это — трудная задача.