Колонка издателя

Смешанная реакция России на решение Сената об ужесточении санкций США

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
15-го июня Сенат США проголосовал за принятие законопроекта 98-2, который предполагает наложение на Россию новых санкций и обязывает президента Трампа получать одобрение Конгресса, прежде чем смягчать любые существующие ограничения. Эта мера призвана наказать Россию за вмешательство в президентские выборы 2016 года, аннексию Крыма, вторжение в восточные области Украины и поддержку жестокого сирийского правительства в ходе шестилетней гражданской войны. В случае принятия Палатой представителей и подписания проекта закона Трампом, им будут введены санкции, в том числе, в отношении российских энергетических проектов, установленные ранее исполнительным распоряжением администрации Обамы.

Законопроект также допускает введение новых санкций против российской горнодобывающей и металлургической промышленности, судоходства и железных дорог и нацелен против россиян, виновных в совершении кибератак или поставок оружия сирийскому правительству. Кроме того, он устанавливает процесс рассмотрения, требующий от Трампа получения одобрения Конгресса, прежде чем предпринимать какие-либо действия для облегчения, приостановления или отмены любых санкций в отношении России. Если эта мера станет законом, это может осложнить отношения с некоторыми государствами-членами ЕС. Германия и Австрия заявили, что новые карательные меры могут привести к тому, что европейские компании, участвующие в российских проектах, будут оштрафованы.

В среду государственный секретарь США Рекс Тиллерсон поставил законопроект под сомнение и призвал Конгресс обеспечить возможность, чтобы любой пакет санкций «позволял Президенту корректировать санкции с целью удовлетворения потребностей того, что называется эволюционирующей дипломатической ситуацией». Хотя законопроект имеет двухпартийную поддержку в Сенате, оппозиция Белого дома может заставить республиканцев в последний момент отказаться от голосования за него.

Государственные российские СМИ раскритиковали голосование в Сенате и уделили особое внимание выступлению Тиллерсона. Как RT, так и «Спутник» также подчеркнули возражения Германии и Австрии по поводу того, что законопроект будет нарушать международное право и его настоящая цель заключается в «установлении преимуществ для нефтяного и газового сектора США». RT транслировало интервью с депутатом Европейского парламента, который сделал сомнительное утверждение о том, что российский проект «Северный поток-2», который может быть замедлен в результате жёстких американских санкций, был «по существу коммерческим проектом». Между тем, депутаты Государственной Думы утверждали, что к одобрению законопроекта Сенатом привела высокая степень «антироссийской истерии» в Соединённых Штатах.

Однако, президент России Владимир Путин занял более мягкую позицию, по-видимому, не желая пока захлопывать дверь перед перспективами улучшения отношений с администрацией Трампа. Хотя он критиковал дополнительные санкции как приносящие ущерб, Путин сказал, что говорить о российском возмездии преждевременно и что он подождёт и посмотрит, как будет развиваться ситуация с санкциями. 15-го июня во время своей ежегодной программы, в которой он отвечал на звонки телезрителей, российский лидер сказал, что законопроект о санкциях «кажется, появился из ниоткуда» и, похоже, отражает внутреннюю политическую борьбу в Соединённых Штатах.

Действительно, в последние несколько дней Путин пытался минимизировать влияние западных санкций. В своей программе, в которой он отвечал на телефонные звонки, он утверждал, что западные компании потеряли в два раза больше денег, чем Россия. Он также сказал американскому режиссёру Оливеру Стоуну, что антироссийские санкции укрепили сотрудничество между Москвой и Пекином.

На самом деле, режим западных санкций — с его ограниченным охватом и множеством лазеек — имел лишь смешанный эффект. С одной стороны, он помог втянуть Россию в болезненный экономический кризис, который продолжается с 2014 года (хотя падение цен на нефть было гораздо более болезненным) и стал важным инструментом, с помощью которого стало возможным сплотить Запад в ответ на российскую агрессию. С другой стороны, по прошествии трёх лет российская экономика изменилась. Нет доказательств того, что санкции привели к снижению общественной поддержки режима, и они, похоже, не оказали большого влияния на воинственное поведение России.

Тем не менее, несмотря на комментарии Путина, по сообщениям, имеет место значительная «нервозность» Кремля по поводу того, как новый пакет Сената повлияет на российскую элиту. Более жёсткие санкции рассматриваются как серьёзная потенциальная угроза деловой активности и свободе передвижения элиты. Но вряд ли они приведут к разделению элиты в вопросе о будущем курсе России.