Колонка издателя

Москва проводит параллели между Сирией и Второй мировой войной

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
Москва проводит параллели между Сирией и Второй мировой войной
С момента объявления президентом России Владимиром Путиным о выводе «значительной части» российских войск из Сирии 11-го декабря, российские официальные лица стремились увеличить значимость их ограниченных, хотя и эффективных действий там, используя аналогии с выступлением Красной Армии во Второй мировой войне.

  • Сам Путин пытался изобразить войну в Сирии, которая началась как национальное восстание против союзника России Асада, как аналог Второй мировой войны. В 2016 году он сказал парламенту, что, как когда-то нацисты, так теперь «террористы» угрожают миру, и только Москва ясно осознавала угрозу.
  • Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко 13-го декабря выступила с телевизионным заявлением, в котором изобразила Путина таким образом, каким Сталин мог бы гордиться: Путин, верховный главнокомандующий, лично руководил кампанией на поле битвы и одновременно занимался всеми связанными с этим политическими проблемами.
  • Комментарии члена Совета Федерации Алексея Пушкова подразумевали, что США три года выжидали прежде чем открыть второй фронт в Сирии (критика со стороны Москвы уже давно приравняла их поведение к поведению западных союзников во время Второй мировой войны). Таким образом, в то время как Запад попусту тратил время и доказал свою несостоятельность на Ближнем Востоке, Москва действовала, демонстрируя беспрецедентную решительность и доблесть. Россия, безусловно, — мировая держава, добавил он, а не региональная.
  • Константин Косачев, председатель Комитета Совета Федерации по международным делам, заявил, что США завидуют достижениям России в Сирии, так же как они завидовали достижениям СССР во Второй мировой войне.

Даже до заявления Путина российские чиновники часто делали ошибочные сравнения российской операций в Сирии с советскими кампаниями во Второй мировой войне. В октябре 2017 года они сравнили возглавляемую США бомбардировку Ракки с разрушением Дрездена во время Второй мировой войны, хотя представители CENTCOM неоднократно критиковал постоянные заявления Минобороны России о точности точечной бомбардировки в Сирии. НКО подтвердили, что бомбардировка Москвой привела к огромному числу жертв — обвинение, которое Кремль отвергает. Этот метод пропаганды — пример использования Москвой нарративного метода «Волки! — кричит волк» — очернение Соединённых Штатов за то, что делает сама Россия.

Использование Кремлём таких методов на самом деле началось во время выступлений на Майдане в Украине, когда он клеймил группы украинских националистов, а затем и массовые сегменты украинского общества, как скрытых фашистов. Он систематически изображал вооружённые антироссийские формирования, такие как «Правый сектор», как реинкарнацию гестапо, поддерживая обвинения повторяющимися видеороликами и отчётами российских СМИ. Но это усилилось в преддверии захвата Россией в 2014 году Крыма и её вторжения на Донбасс. Совсем недавно Пушков назвал новости о боевых действиях в Донбассе «сводками с Украинского фронта».

Экспроприация и злоупотребление со стороны Москвы манерой изъяснения в терминах Второй мировой войны не только усиливают PR-значение её вмешательства в Сирию и Украину, но также отражают попытку Кремля риторически оправдать свои реваншистские действия. Используя напыщенную пропаганду, Москва надеется компенсировать словами ограниченный масштаб реальных действий, консолидировать поддержку внутри страны и расхваливать вновь возрождённую, но все ещё ограниченную военную мощь России за рубежом. Нигде Путин или какой-либо другой российский чиновник не признают, что большинство бойцов ИГИЛ в Сирии и Ираке сегодня родом из Российской Федерации. Разумеется, было бы гораздо менее благородно для Москвы признать, что её главная мотивация действий в Сирии заключается в ликвидации русских исламистов, прежде чем они смогут вернуться домой, а не в проявлении самоотверженных усилий по спасению мира — во второй раз — от как это было в борьбе с фашизмом.

Если стремление России вселить шок и страх преувеличено, оно, тем не менее, оказало некоторое влияние на Сирию. Действия России, несмотря на их военные и дипломатические недостатки, часто устанавливали антитеррористический нарратив. Но такая риторика также помогает опровергнуть пренебрежительное отношение Барака Обамы к России как к «региональной державе», которую Москва вообще и Путин в частности считают унизительной.

Установление взаимосвязи между подобными действиями и достижениями во Второй мировой войне позволяет Москве в героических масштабах наслаждаться своей военной славой. «Великая Отечественная война» остаётся священной темой на всём пространстве бывшего Советского Союза, где практически каждая семья понесла болезненные потери, особенно в Советской Европе, которая была опустошена. Действия Сталина во многом обусловили эти потери, но поколения советских граждан, а теперь и россиян, учили не осмеливаться сомневаться в военной тактике Советского союза или очернять репутацию образа героической, мессианской Победы, достигнутой посредством самопожертвования перед лицом предательства Гитлера и расчётливого бездействия Запада. Таким образом, проведение аналогий между действиями Москвы в Сирии и Украине и Второй мировой войной, обеспечивает PR-защиту и оберегает от критики.

Хотя Россия сокращает своё присутствие в Сирии, злоупотребление Второй мировой войной как националистическим кличем сплочения, несомненно, окажется полезным в других местах, если того потребуют обстоятельства. Это, скорее всего, продолжиться и в Украине, где Москва направляет незаконное присвоенную войну против страны, которая заполняла ряды и командные эшелоны Красной Армии и понесла самые разрушительные потери во Второй мировой войне. Это также указывает на преднамеренное искажение, до которого Москва готова опуститься в своём использовании агитпропа. Как показали опубликованные 21-го декабря результаты опроса, проведённого Левада-Центром, этот подход, к сожалению, работает внутри страны, способствуя политической социализации населения и мобилизации общественного мнения.