Колонка издателя

Заметка редактора: 10 октября 2016 г.

Обеспокоенность Вашингтона угрозой безопасности, создаваемой российскими попытками дезинформации, значительно увеличилась на протяжении последних шести месяцев. До того, как набрала обороты президентская предвыборная компания весны и лета этого года, большинство представителей вашингтонской внешнеполитической элиты не обращали внимания на информационную политику России, считая ещё неэффективным оружием «мягкого воздействия». То, что действительно имело значение, — это «тяжёлая» военная сила. Более того, скептики часто анализировали текущую активность Кремля, сравнивая её с советскими информационными операциями по распространению влияния времён холодной войны. СССР распался, несмотря на щедрое распространение пропаганды, которая, казалось, имела успех. Зачем США беспокоиться о том, какую информацию распространяет правопреемница СССР?

Однако, российское вмешательство в выборы 2016 года резко изменило доминировавшие взгляды — не только в отношении информационной войны, проводимой Кремлём, а более широко, к его попыткам оказывать влияние. Приближение даты голосования, 8-го ноября, было отмечено серией крупных интернет-столкновений между Вашингтоном и Москвой. Этим летом — по-видимому, намереваясь сорвать кандидатуру Хиллари Клинтон, — Россия опубликовала электронную переписку Национального комитет Демократической Партии, что привело к уходу в отставку председателя Национального комитета Демократической партии Дебби Вассерман-Шуль. 7-го октября, надеясь создать ещё один скандал, Россия передала часть писем Клинтон сайту WikiLeaks.

Договориться о том, как бороться с этой угрозой, оказалось гораздо сложнее. Последнее исследование Центра анализа европейской политики (CEPA), «Как выиграть информационную войну», предлагает комплексное решение проблемы. Несколько
государственных структур, включая Администрацию Президента Обамы и Конгресс, также рассматривают возможные ответные действия. Международное вещание США, — особенно, независимое, но финансируемое налогоплательщиками радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода», — запустили социальные медиа и другие инновационные программы. Но отсутствие консенсуса о характере угрозы, неэффективная бюрократическая машина исполнительной власти и традиционная медлительность Капитолия, — всё это препятствовало скоординированному сопротивлению США.

Между тем, более простые шаги нескольких европейских стран оказались более эффективными. 17-го октября британский банк Natwest объявил о заморозке британских банковских счетов «РТ», прокремлёвского СМИ («РТ» также жаловалась, что пратнёр
Natwest'а, Royal Bank of Scotland, отказывается предоставлять им свои услуги). Хотя принятые Natwest’ом меры не прекратят вещания «РТ» в Европе, они наверняка создадут существенные трудности для действия сети российских пропагандистских СМИ в
Великобритании. Власти Эстонии также признали быстрым и эффективным решение заморозить деньги. В сентября 2015 года Отдел финансовой разведки Эстонии наложил арест на счёт «РТ» в Таллиннском Бизнес Банке, поскольку Дмитрий Кисилёв,
генеральный директор «России Сегодня», подпадает под действие санкций Европейского Союза за дестабилизационную деятельность против Украины.

Замораживание финансовых потоков «РТ» — важный, но недостаточный, первый шаг. Не все российские медиа-фигуры внесены в список санкций Запада, а законодательство в различных западных странах различное. Например, Константин Рыков, издатель
интернет-газеты «Взгляд», упоминаемый в отчёте Центра анализа европейской политики (CEPA) по Эстонии за эту неделю, не входит в санкционный список Запада, а потому властям западных стран сложнее на него воздействовать. Но если мы ждём «контр-мер» на вмешательство России в процесс выборов в США, которые недавно были обещаны Вашингтоном, нам следует помнить, что даже несоразмерный ответ всегда лучше.