ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Отчёты

Автоматическая прачечная нарративов в Румынии

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
Официальные российские пропагандистские СМИ RT и «Спутник», главным образом, посредством теорий заговора и отмывания нарративов, запустили темы, которые появляются также на многочисленных румынских интернет-сайтах и в социальных сетях. Кажется, что эти интернет-сайты за последние несколько лет размножились, и недавно были замечены в распространении фейковых новостей, теорий заговора и эзотерических верований, а также попыток посеять панику среди читателей. Список включает румынские интернет-сайты, а не RT или «Спутник». В большинстве случаев трудно определить происхождение этих историй, но схожесть некоторых из этих сайтов с кремлёвской пропагандой поразительна.

При беглом анализе этих сайтов можно выделить, по крайней мере, два всеобъемлющих нарратива: первый — вопрос о геополитическом и культурно-духовном пространстве, к которому принадлежит Румыния: находятся ли оно на Западе или на Востоке? Они подчёркивают недостатки принадлежности к Западу. Второй предполагает возвращение к румынизму, традиционным ценностям и героическому, но забытому или игнорируемому прошлому. В основе этого нарратива лежит национальная гордость, и он получает обширную поддержку, учитывая, что коммунистический режим десятилетиями использовал подобную националистическую позицию. Главный элемент, усиливающий румынский национализм, — распространение страха расчленения Румынии. Оба нарратива изобилуют теориями заговоров, переплетаясь с элементами внутренней политики, что помогает им набрать популярность и охватить более широкую аудиторию.

Нет очевидных доказательств происхождения элементов этих нарративов в российских источниках, если только источником информации не являются RT или «Спутник», или сочинения известного российского ультранационалистического идеолога и советника Путина Александра Дугина. Некоторые румынские сайты, такие как estica.eu, часто цитируют Дугина. Но отсутствие доказательств не делает эти нарративы менее пагубными. Они искажают правду о международном климате, геополитическом выборе Румынии и внутренней политике (как например: членство в НАТО и в ЕС или добыча природных ресурсов иностранными компаниями, которое якобы лишает румын их достояния). Эти нарративы также ставят под вопрос западные, либеральные ценности, на которые претендует Румыния.

Более того, эти нарративы могут сеять панику. Например, недавняя статья о том, как всех будут контролировать враждебные силы при помощи чипа, имплантированного под кожу, или такая, в которой говорится, что возвращение к «традиционным» ценностям — единственное спасение для Румынии. Некоторые статьи очень тонко изображают Россию в качестве желательной модели для подражания, как показывает недавнее журналистское расследование.

Хотя эти новостные источники кажутся доморощенными, те же нарративы можно найти и на известных прокремлёвских платформах, таких как RT или «Спутник». Наличие множества румынских платформ помогает отмывать нарративы и создаёт
информационную серую зону, которая приносит пользу Кремлю, даже если сам Кремль не спонсирует или не создаёт их.

Что можно с этим сделать? Первый шаг — признание проблемы. Дезинформация — продуктивный инструмент для многих СМИ, не имеющих связей с российской пропагандой, но, распространяя теории заговор и искажённые факты, они могли бы стать доверенными лицами Москвы. Признание этого, однако, потребует более пристального внимания со стороны надзорных органов, таких как Национальный аудиовизуальный совет, профессиональные медийные организации и гражданское общество.

Другое возможное решение — это подключаемый плагин для браузера, созданный молодым румынским веб-разработчиком, который выводит предупреждающий сигнал при посещении интернет-сайта, который может содержать фейковую информацию. В плагине используется базовый алгоритм, помечающий сайты, включённые в упомянутый выше список. Такой инструмент, очевидно, — не аналог сложного программного обеспечения, которое могло бы собирать фейковую информацию, выполняя быструю перекрёстную проверку различных источников, и требует информированности, или, по крайней мере, любопытства пользователя. Но он действительно поднимает вопрос об инвестировании в новые инструменты повышения осведомлённости и, в конечном счёте, также в программы образования и повышения медийной грамотности.

Дезинформация — это также вопрос безопасности. Эффективное сдерживание зависит от признания политиками целей дезинформации. Однако, мы должны быть осторожными, чтобы не превратить страх перед пропагандой в перевёрнутую обобщённую теорию заговора, касающуюся событий, которые могли бы служить интересам Кремля. Если всё — вина России, тогда ничто не в состоянии предложить идеального прикрытия информационных операций Кремля в СМИ.

Именно поэтому мы нуждаемся в правильном определении и оценке эффектов пропаганды. Нам нужно иметь больше фактов о распространении этих нарративов и об их влиянии. Мы должны собирать данные о частоте и распространении нарративов на различных платформах. Нам нужна информация о владельцах и авторах, а также об их финансировании. Она должна быть общедоступной, чтобы независимые журналисты могли проводить собственные расследования. Не в последнюю очередь воздействие необходимо изучать посредством опросов аудитории, чтобы мы знали, какие избирательные или демографические группы более склонны к воздействию дезинформации и манипулированию. Параллельно мы можем создавать программы и финансировать независимые инициативы, которые создавали бы контрнарративы и обращались бы к этим группам адекватным образом.


Фото: Евгений Биятов/Спутник