ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Отчёты

Российская пропаганда сливается с румынским национализмом

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
Арсенал дезинформации Кремля в Румынии и на юго-востоке Европы включает в себя нарративы, которые тесно связаны с существующим доморощенным националистическим дискурсом. Это сильно размывает границы между различными акторами (пророссийскими троллями или румынскими правыми?) и их целями, что в итоге обеспечивает идеальную маскировку для русской пропаганды.

За последние 15 лет национализм стал скорее маргинальной тенденцией в Румынии. После того, как националистическая партия «Великая Румыния» (PRM) вышла из игры, три группы были отброшены на обочину публичных дебатов: нативисты (сосредоточенные на этнических концепциях румынства), правые (некоторые предающиеся воспоминаниям о фашистском движении между двумя мировыми войнами) и националисты (ирредентистского или экономического протекционистского толка). Однако в последние несколько лет некоторые из этих тенденций снова вернулись в основное русло благодаря социальным сетям и поддержке некоторых лидеров общественного мнения.

Основные нарративные направления румынского национализма имеют несколько отличительных элементов. Одним из них является возвращение к славному прошлому, среди наиболее заметных из них — сконструированная мифология героических даков, доримского населения современной Румынии. Другой — это возвращение к традиционным, преимущественно православным ценностям. Ещё один — ностальгия по коммунизму и его предполагаемым грандиозным достижениям в сочетании с антиевропейским антизападным дискурсом. Наконец, — это страх потерять территорию, в основном Трансильванию, в сочетании с мечтами о расширении границ Румынии, включая, например, Республику Молдова. Не в последнюю очередь любимой темой многих антизападных сайтов является провал экономической модели, которую Румыния приняла, присоединившись к капиталистическому лагерю и Европейскому союзу. Этот нарратив стал довольно популярен в нескольких блогах и на страницах в Фейсбуке и сочетается с нарративом о том, что Румыния — это американская или западная колония.

Некоторые из этих веб-сайтов не имеют явной пророссийской склонности. Более того, они даже публикуют статьи, которые скептически настроены, а иногда и критично относятся к российским устремлениям и действиям в окрестностях Румынии. Однако они сходятся с дезинформацией, спонсируемой Кремлём в их антипатии к Западу и склонности к теориям заговора и распространению паники. Эти платформы создают особенно плодородную почву для прокремлёвских СМИ и служат множителями нарративов, которые продвигают стремление Кремля ослабить прозападные настроения в Румынии. Что ещё более важно, они позволяют пророссийским интернет-платформам и троллям маскироваться в информационном спектре, характеризующемся повышенным вниманием к подобному типу националистических настроений.

«Эти платформы создают особенно плодородную почву для прокремлёвских СМИ и служат множителями нарративов, которые продвигают стремление Кремля ослабить прозападные настроения в Румынии».


В других случаях доказательства связей между, казалось бы, румынскими националистическими платформами и прокремлёвскими очевидны. Например, бывшие члены «Великой Румынии» и ещё одного националистического движения, Партии национального единства румын, стали авторами статей для Sputnik News. В последние несколько дней пророссийские страницы в Фейсбуке репостили статью, призывающую к возвращению к коммунизму, которая появилась год назад на веб-сайте под названием «Друзья России» и на сайте, который казался типичным националистическим румынским блогом Дакские волки — известный символ даков.
Его автор одновременно является одним из самых активных пророссийских троллей на Фейсбуке.

Эти примеры не уникальны в румынском пространстве дезинформации. Они раскрывают искусство контекстуализации, которое Кремль использует для адаптации своих кампаний дезинформации к различным странам и избирателям. Путаница и двусмысленность, создаваемые путём слияния пророссийской дезинформации с румынским национализмом и нативизмом, усиливают эти притягивающие клики и голоса нарративы и поднимают их до уровня основного политического дискурса. Это вполне соответствовало бы стратегии России по проникновению в румынскую политическую среду — но что-то до сих пор оно не слишком удалось.