ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Отчёты

Московская игра нарративами между Бухарестом и Кишинёвом

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
Новая редакция Sputnik News в Румынии напоминает о любимой тактике кремлёвской пропаганды : реинтерпретация истории. По всей Центральной и Восточной Европе Кремль переписывает историю, чтобы изобразить Россию как друга и союзника с целью управления мнениями, сеяния сомнений в исторических истинах и обращения населения против Запада.

В Румынии самая большая доля переписанной истории связана с Республикой Молдова и тем, обладает ли эта страна своей собственной идентичностью, отличной от Румынии. Это чувствительная тема для обеих стран, что делает её лёгкой мишенью для российской пропаганды. Это также относится и к другому нарративу, который пропагандируют румынские националисты (и, возможно, также российские агенты дезинформации): важность сохранения территориальной целостности Румынии. Эта риторика будет, вероятно, усиливаться, поскольку Румыния готовится к 100-летию своей независимости в декабре 2018 года.

Переписывание истории соответствует предыдущим попыткам «Спутника» использовать сложную динамику между двумя странами, чтобы отговорить молдаван от стремления стать членами Европейского союза и вместо этого заставить их повернуться к России. Кроме того, как утверждается в статье редакции «Спутника», существуют два типа противоборствующих моделей политического и социального развития: «континенталистские имперские» державы, такие как Россия, и «атлантистские колониальные» державы, как Соединённые Штаты. Статья ставит своей целью не только показать превосходство России, но и убедить румын и молдаван, будто бы история доказывает, что они должны сделать выбор в пользу имперской власти.

В то время как медиапространство Молдовы более сложное и проницаемое для российского влияния, в Румынии российская пропаганда получает непреднамеренную поддержку со стороны нативистских и националистических групп. Граница между периферийными, сомнительными организациями и онлайн-СМИ, российскими центрами влияния, а иногда даже мейнстримными медиа-изданиями и фигурами размыта.

Переписывание румыно-молдавской истории, особенно в отношении России, является эффективным способом использования сложностей в отношениях. Румыны до сих пор ностальгируют о периоде между 1918 и 1940 годами, когда Республика Молдова была частью Румынии.
Для молдаван все гораздо сложнее. Спустя полтора столетия под властью России и Советского Союза была создана новая идентичность, а вместе с ней — и новый страх быть присоединённым к «ирредентистскому» соседу — Румынии. Это стало ключевым оправданием конфликта в сепаратистском регионе Молдовы — Приднестровье. С помощью дискурса, который подталкивает румынский национализм и молдавский молдовенизм (как отдельную лингвистическую, этническую и политическую национальная идентичность), спонсируемая Кремлём машина дезинформации натравливает их друг против друга, убивая двух зайцев одним камнем. Если румынский общественный дискурс становится более унифицированным, нарратив о неизбежном аншлюсе Молдовы усиливается, ещё более напрягая отношения между двумя странами.


Romania1_Fotor

В Румынии и Молдове идея национальной идентичности и нерушимости границ — благодатная почва для разжигания напряжённости. Одним из таких пропагандистских усилий стал визит президента Молдовы Игоря Додона в Кремль, на котром он получил в подарок карту «Великой Молдовы». Это дало русским пропагандистам прекрасную возможность открыть ящик Пандоры румынской территориальной целостности под новым углом: Великая Молдова, образованная путём откалывания части Румынии и возвращения к границам до 1812 года. Этот эксперимент по дезинформации действительно не набирал оборотов, кроме как на некоторых страницах в Фейсбуке. Но идея разделить Румынию — в основном, путём отделения Трансильвании — при участии США, стала общей дезинформационной темой на периферийных националистических сайтах и в социальных сетях.

Romania2_Fotor
 

Другая российская тактика дезинформации — привести Соединённые Штаты и Запад в целом к националистической риторике о расчленении Румынии. Она в значительной степени поддерживается румынскими страницами на Фейсбуке и другими онлайн-медиа. Нарратив о Западе как о властелине и эксплуататоре меньших союзников накладывается на повествование о воссоединении-оккупации. Но это происходит по-разному в Молдове, где Запад и особенно Соединённые Штаты играют в военные игры, и в Румынии, где Запад недостаточно поддерживает национальное стремление к тому, чтобы Республика Молдова присоединилась к Великой Румынии, как в 1918 году.

Каким бы ни был источник националистическо-унионистских нарративов, Молдова — большая ахиллесова пята для Румынии. Усиленные унионистские настроения и агрессивный общественный дискурс в отношении государственности и идентичности Молдовы дают российской пропаганде возможность доказать свою точку зрения, что Румыния не является истинным партнёром Молдовы и что она поддерживает модернизацию и европейскую интеграцию только как способ скрыть свои «экспансионистские» намерения. Лучшее понимание этой сложной динамики и игры нарративов имеет важное значение, особенно в Бухаресте, чтобы избежать ненужной напряжённости и помочь Молдове в её европейских устремлениях.