ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Отчёты

«Тролль» — кричит тролль

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
За последние годы несколько журналистов изучили спонсируемые Кремлём «фабрики троллей». Если их влияние на политику и на политическую борьбу остаётся спорным, менее изученными, но не менее важными представляются взаимосвязанные экосистемы дезинформации, которые сообщество онлайн-троллей подпитывает и поддерживает. Найти их очень просто. Присоединиться к ним ещё проще, благодаря анонимности, которую предоставляет Интернет.

Чтобы провести данное исследование российской дезинформации в Румынии, единственное, что мне понадобилось, — это фейковый профиль в Фейсбуке, предназначенный для подписки на пророссийские страницы, группы и профили в социальных сетях. Фейсбук открыл множество возможностей. Он стал точкой доступа к прокремлёвским дезинформационным нарративам и СМИ-площадкам в Румынии, а также к другим международным пропутинским группам или профилям, выступающим в качестве агрегаторов локальных страниц. Это был хороший урок о российской распределительной машине в Румынии и, возможно, в других странах: Фейсбук — это основное средство, перенаправляющее подписчиков на блоги и веб-сайты.

Как новоиспечённый поддельный тролль, я не обязательно узнал что-то новое о типах пропагандируемых нарративов, преимущественно антинатовских, антиевропейских и антизападных ценностях, а иногда и откровенно пророссийских статьях. Однако я получил ценную информацию о способах распространении токсичных идей. Вот некоторые из них:

Во-первых, создать аудиторию — легко. За первые два дня существования моей новой учётной записи я получил более 100 приглашений в друзья, которые принял, чтобы выглядеть как «настоящий» человек. Если бы моё намерение состояло в том, чтобы распространять фейковые новости, у меня бы появилось быстрорастущее число подписчиков. С помощью нескольких простых онлайн-инструментов, которые часто используются прокремлёвскими троллями, такими как увеличение аудитории или программное обеспечение для перевода, можно охватить огромную и потенциально восприимчивую аудиторию. Большинство моих новых «друзей» также были приверженцами мистических или заговорщических статей, которые стали любимым местом размножения пророссийской пропаганды.

Во-вторых, между создателями контента и потребителями заметна очевидная разница. Некоторые тролли выступают в качестве информационных узлов, которые отвечают за поддержание постоянного потока статей и комментариев. Они размещают посты на собственных стенах или в своих группах в Фейсбуке. Профили создателей контента быстро становятся легко распознаваемыми. Как правило, у них есть тысячи друзей; они постят чрезвычайно часто; размещают почти исключительно политический (например, прокремлёвский) контент; и очень активно комментируют и отвечают в различных группах. Они также часто действуют в тандеме путём перекрёстного копирования постов друг друга и комментирования схожего контента. Эти тролли также являются администраторами различных прокремлёвских групп с весьма говорящими названиями, такими как «Друзья Путина» или «Мы не хотим сражаться с русскими!» В большинстве групп, к которым я присоединился под фейковым профилем, требовалось одобрение заявки администратором, которые было гарантировано, а сами группы насчитывали тысячи членов.

В-третьих, иногда сети троллей кажутся слабо связанными между собой. Например, некоторые группы профилей всегда ссылаются друг на друга в постах или поддерживают друг друга в комментариях. Но в других случаях они как будто бы конкурируют. Они могут дискредитировать друг друга в комментариях и в постах. В тумане информационной войны трудно сказать, работают ли некоторые из этих людей на разных работодателей, или они истинные «верующие», попавшие в прокремлёвские группы таким же образом, как и мой поддельный тролль: вслед за контентом и людьми, которые говорили то, что хотел читать мой ложный профиль.

В-четвёртых, эти сообщества представляют собой зеркальный зал. Большая часть контента, размещаемого на Фейсбуке, — военной направленности и фокусирующегося на нарративах, которые поддерживают теории заговора и альтернативные реалии. В то же время пророссийским троллям никто не нравится — ни правительство, ни какая-либо политическая партия, ни «Сорос-НКО», ни румынские антикоррупционные институты, ни НАТО, ни ЕС. Всё, что мы в западном экспертном сообществе считаем полезным, рассматривается как отдаляющее румын от их чистой сущности и великой судьбы. И, конечно же, спасение состоит в возвращении к традиционным ценностям, великим защитником которых является Россия. Любой, кто подвергнет сомнению логику этих нарративов, немедленно будет затроллен, оскорблён и в конечном итоге забанен.

Наконец, тролли — это параноидальные виртуальные существа. Они глубоко обеспокоены тем, что их самих троллят. Недавно некоторые из моих друзей «троллей» стали беспокоиться о том, что агенты разведки внедряют в сеть своих друзей в Фейбуке. Они разместили шквал предупреждающих постов о троллях, цензуре в Фейсбуке, что, вероятно, является отрадным признаком того, что люди сообщают о неприемлемом контенте на Фейсбуке и обо всех, кто, похоже, не согласен с ними.

Одной из наиболее популярных черт постов было определение троллей, данное Беатрис Макартни, одним из самых пылких прокремлёвских пользователей. Оставив в стороне иронию этого автопортрета, само определение — это полезный инструмент — прямо из источника — для тех, кто хочет распознавать троллей в Фейбуке и держаться от них подальше:

«Тролли продают свою душу и страну иностранным интересам. Это люди без характера, которым платят за отслеживание ключевых слов и написание ответов на посты. Они будут нападать и оскорблять вас, постить тенденциозные вопросы и комментарии, в основном противоречащие вашей точке зрения, пытаясь таким образом разрушить вашу аргументацию и дискредитировать её. Кроме того, они будут разжигать споры и пытаться сорвать дискуссию о теме поста, чтобы другие добровольно покинули страницу из-за того, что вся грязь была брошена туда специально». Немногие эксперты могли бы предложить более точное определение тролля, чем сама тролль.

Два месяца моего погружения в эту прокремлёвскую гиперреальность стали хорошим эксперимент по проверке её силы, отвлекающей пользователей от реального мира. Я отправился туда, чтобы изучить привычки и профили участников. Но постоянных читателей можно было легко втянуть в эти сообщества с каждой новой порцией фейковых новостей и диких теорий заговора. В этом гиперреальном пространстве дезинформации искусственно созданный тролль становится «настоящим» человеком, который затем влияет на взгляды ничего не подозревающих потребителей контента.

Возможно, самое тревожное — это то, что множество источников и мнений на Фейсбуке могут размывать границу между оплачиваемыми агентами иностранной власти и рядовыми потребителями дезинформации, которые становятся «новообращёнными». Сотни и тысячи репостов и лайков можно перевести в шаблоны для голосования в случае успеха. Хотя этого пока ещё недостаточно, чтобы повлиять на выборы, это может привести к тому, что локальные политические окраины окажутся в центре политических дебатов. Это поможет Кремлю реализовать усилия по сеянию хаоса и ведению подрывной деятельности на Западе. Только один этот риск уже должен вызвать большую заинтересованность и активность со стороны политиков и технического сообщества.

Румынская экосистема троллей — это один из примеров. Нам нужно больше карт сетей троллей и больше инструментов, чтобы понять, насколько сильна их привлекательность для различных онлайн-сообществ. Но понимание мира прокремлёвского тролля — это не только инструмент для экспертов и политиков. Он должен стать частью личной Фейсбук-гигиены каждого пользователя.