ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Отчёты

Ошеломлённые и запутанные московской машиной СМИ

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

ЭСТОНИЯ: 27 февраля 2017 г.

На протяжении нескольких последних месяцев промосковские СМИ демонстрировали резко возрастающую тенденцию по наклеиванию ярлыков «русофобии» или антироссийской пропаганды на любую попытку западных СМИ развенчать кремлёвскую дезинформацию. Так же как Москва не может увидеть в наращивании военного потенциала НАТО в Восточной Европе закономерный ответ на её вторжение в Украину и угрожающие действия в других регионах, так же она не может понять, что ответные меры США и ЕС на агрессивную информационную кампанию Кремля — последствия его собственных действий. Самый неудачный результат этих обвинений — возрастающее дезориентирование и изматывание обычных людей, которым становится всё сложнее увидеть разницу между фактами и ложными новостями, когда они смотрят российские СМИ.

Кремль особенно разозлили недавно принятые решения двух западных парламентских институтов. Первое — 23-го ноября 2016 года Европейский Парламент принял резолюцию «Стратегические коммуникации ЕС как противодействие пропаганде третьих сторон». Эта резолюция призывает государства-члены совершенствовать скоординированные механизмы стратегической коммуникации в области предоставления ссылок на источники и противодействия дезинформации и пропаганде с целью разоблачения гибридных угроз. Второе — Закон о полномочиях разведки на 2017 финансовый год, одобренный 1-го декабря Конгрессом США и подписанный уходящим Президентом Бараком Обамой, призывал к созданию комитета «по противодействию активным действиям Российской Федерации по оказанию скрытого влияния, в том числе путём разоблачения лжи, агентов влияния, коррупции, нарушения прав человека, актов терроризма и политических убийств, совершённых службами безопасности или политическими элитами Российской Федерации или их доверенными лицами».

Реакция российских и промосковских комментаторов на эти действия была крайне суровой. Один из примеров — отчёт от 16-го декабря 2016 года «Информационная война ЕС против России: Формирование тоталитарного режима в СМИ и контроля над свободой слова», написанный Йоном Хеллевигом, финским юристом и предпринимателем, имеющим деловые связи с Россией. «После полутора десятков лет интенсивной антироссийской пропаганды, передовые западные СМИ и их владельцы... удвоили свои пропагандистские усилия, запустив кампанию по называнию всех альтернативных СМИ и диссидентов “источниками фейковых новостей”», — написал Хеллвиг. Его отчёт, воспринимаемый скорее как развёрнутая точка зрения, был опубликован Европейским независимым центром по изучению гибридных угроз в Финляндии, организацией, основанной финским прокремлёвским активистом Йоханом Бекманом. Название организации легко спутать с Европейским центром по противодействию гибридным угрозам, который начнёт свою работу в Финляндии этой весной.

Хеллевиг утверждает, что как свобода СМИ, так и свобода слова в целом, резко сократились на Западе, и что как Европейский Союз, так и Соединённые Штаты движутся в направлении тоталитарных режимов в СМИ и контролирования свободы слова. В нём также заявляется, что Запад обвиняет Россию в своих собственных грехах; в резолюции ЕС легко можно заменить слово «Россия» на «ЕС» или «США» и, как говорится в отчёте, «таким образом вы получите точный список того, что они делали против России в течение последних двух десятилетий, пока Россия успешно боролась, вопреки действиям Запада, за то, чтобы стать свободным обществом». Отчёт завершается предупреждением: «Они доведены до отчаяния. И скоро они будут уничтожены. Очень скоро».

Но Кремль также дал понять, что у него нет иного выбора, кроме как защищаться. Сначала появилась новая Доктрина информационной безопасности, подписанная 5-го декабря 2016 года российским президентом Владимиром Путиным. Этот документ стратегического планирования концентрируется как на кибернетических, так и на информационных угрозах, в его цели входит, в том числе, «стратегическое сдерживание и предотвращение военных конфликтов, которые могут возникнуть в результате применения информационных технологий» и «нейтрализация информационно-психологического воздействия». Во-вторых, 22-го февраля новостное Агентство «Интерфакс» сообщило, что Россия создала новые войска для проведения «информационных операций» против внешних врагов. В добавление к принимаемым наступательным действиям, новое подразделение будет ответственно за контрпропаганду. В третьих, на той же неделе Министерство иностранных дел России запустило интернет-сайт, на котором приводятся примеры «публикаций, тиражирующих недостоверную информацию о России».

6-го февраля «Спутник», контролируемое российским правительством новостное агентство, обвинил независимый эстонский интернет-сайт «Propastop», занимающийся разоблачением пропаганды, и эстонское правительство в ведении информационной войны против России. Отчасти, это стало ответом на список пропагандистских кремлёвских СМИ, в который вошли Sputnik, RT, Lenta.ru, Regnum.ru и Ren.tv, который «Propastop» опубликовал ранее в тот же день. Список задумывался как предупреждение для эстонских фирм, чтобы они не рекламировали свои товары на интернет-сайтах, распространяющих дезинформацию.

Граница между сайтами, распространяющими дезинформацию и опровергающими её, оказалась ещё более размыта в статье от 13-го февраля, озаглавленной «5 настоящих новостных сайтов, которые Вам следует читать». «The Duran», прокремлёвский интернет-сайт, перечислил «некоторые надёжные ресурсы», которые следует читать в «мире фейковых новостей», в который вошли RT и Sputnik, два основных российских государственных пропагандистских канала.

Эта тенденция — обвинение кого-то другого в своих собственных грехах или в распространении лжи о своей собственной лжи — схожа с приёмом дезинформации «Волки! — кричит волк», названным так в честь басни Эзопа. Он описывает наклеивание Кремлём ярлыков «дезинформации и пропаганды» на попытки Запада бороться с дезинформацией. Сея путаницу, Кремль искажает информацию в СМИ. Становится неясно, кто передаёт дезинформацию, и это в конечном итоге изматывает аудиторию.

Что западным СМИ следует сделать, чтобы стать менее уязвимыми к российским обвинениям? Анализы российских СМИ нуждаются в твёрдой почве, и проведение чёткого разграничения между пропагандой и дезинформацией будет полезно. Дезинформация построена на ложных фактах; пропаганда построена на мнении. Ложные факты можно развенчать; пропаганду — нет.