ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Отчёты

Разоблачение мифа — «Промывание мозгов» в Прибалтике

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

Прошлым летом Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Госдепартамента США объявило открытый конкурс проектов по поддержке местных, независимых, основанных на фактах русскоязычных средств массовой информации в странах Балтии. Прокремлёвские СМИ назвали эту программу попыткой «промыть мозги» русскоязычным эстонцам. Но действительно ли Кремль или поддерживающие его СМИ в это верят? Если да, то когда и почему Москва потеряла доверие к независимым, основанным на фактах СМИ? Произошло ли это в то же время, когда она перестала доверять Западу?

Российские обвинения в «промывании мозгов» следует рассматривать в контексте отсутствия независимых СМИ и общего недоверия к Соединённым Штатам.

Во-первых, полагает ли Кремль, что поддерживаемые правительством объективные, основанные на фактах средства массовой информации эквивалентны «промыванию мозгов»? Это не первый раз, когда Москва выдвигает такие обвинения. С первых дней существования русскоязычного телеканала ETV+, принадлежащего Эстонской общественной телерадиовещательной корпорации, связанные с Кремлём средства массовой информации были самым активными его противниками, рассматривая ETV+ как западную пропаганду. Их агрессивное сопротивление может быть результатом «войны памяти» или различных взглядов на Вторую мировую войну и советскую оккупацию. Что ещё более важно, критика, вероятно, проистекает из общего недоверия кремлёвских СМИ к каналам, финансируемым правительством. По мнению таких СМИ, государственное финансирование неизбежно приводит к предвзятости.

Во-вторых, почему Кремль не считает, что «объективные» СМИ существуют, как заявляют «Россия Сегодня» и «Спутник», и что финансируемые государством СМИ — это то же самое, что и пропаганда? Несмотря на то, что в ежегодном отчёте Freedom House российские СМИ названы «не свободными», они контролируются далеко не так, как в советские времена. Более того, российская журналистика пережила короткий «золотой век» после перестройки в начале 1990-х годов, в течение которого она в какой-то степени не зависела от государственного или корпоративного контроля. Поскольку бизнес-олигархи стали более могущественными в середине 1990-х годов, они создали медиа-империи для продвижения своих интересов. Эти события глубоко изменили журналистику в России.

В то время принадлежащие олигархам СМИ решили поддержать президентскую кампанию президента Бориса Ельцина в 1996 году, чтобы не допустить избрания на пост президента кандидата от коммунистов Геннадия Зюганова. Эти тесные отношения продолжились, когда к власти пришёл Владимир Путин. В июле 2000 года Путин, как сообщается, заключил соглашение с олигархами (так называемое «шашлычное соглашение» , известное так, потому что оно было заключено на барбекю), согласно которому олигархи не должны были вмешиваться в политику, а Путин позволил им заниматься своим бизнесом. Однако некоторые олигархи скептически относились к соглашению. Месяц спустя трагедия подводной лодки «Курск» привела к борьбе между путинскими и принадлежащими олигархам, не контролируемыми государством, СМИ, по вопросу о том, как представить эту историю, чтобы не повредить Кремлю. Путин рассматривал СМИ как полезный инструмент для манипулирования общественным мнением, порываясь установить государственный контроль над основными телеканалами и средствами массовой информации.

Кроме того, неожиданная и, по мнению Кремля, недобросовестная реакция западных СМИ на аннексию Крыма в 2014 году заставила Москву поверить в то, что Запад вёл медийную войну против России. Даже сейчас, почти три года спустя, кажется, что Кремль действительно не понимает, что Россия сделала не так, аннексируя Крым. По мнению Кремля, Москва не сделала ничего, чего ранее не делал Запад; в конце концов, Соединённые Штаты нарушили международное право, когда вмешались в конфликт против Югославии в 1999 году, и снова в 2003 году, когда США и Британия совершили вторжение в Ирак.

Эти два фактора: концепция свободы СМИ, становящаяся все более отдалённой для Москвы, и убеждение, что она находится в состоянии медийной войны против агрессивного Запада, — объясняют, почему Россия рассматривает поддержку Госдепартаментом балтийских СМИ как «промывание мозгов». К сожалению, когда у вас есть только молоток, для вас всё выглядит как гвоздь. Точно так же тот, кто рассматривает все СМИ как пропаганду, не может понять концепцию объективной, основанной на фактах журналистики. К 2014 году российская журналистика уже потеряла общественное доверие, свою объективность и независимость. Теперь, полагая, что она на войне, она начала действовать соответствующим образом.