ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Отчёты

Визит Пенса в Эстонию — эпизод «Игры Престолов»

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

Реакция прокремлёвских СМИ на визит вице-президента США Майкла Пенса 31-го июля в Эстонию была очевидной: Эстония должна прекратить провоцировать Россию и доверять Соединённым Штатам, потому что здесь, как и в «Игре Престолов», каждая сторона действует только ради собственной выгоды. Оба сообщения основываются на предположениях, которые могут быть истинными в контексте «войны всех против всех» Томаса Гоббса, но не действуют в обществах, в которых уважают законы и соглашения.

Пока Пенс был в Эстонии, связанный с Кремлём портал Baltnews.ee опубликовал статью, содержащую пять ложных или сомнительных нарративов.


Во-первых, Эстония не должна полагаться на Соединённые Штаты, утверждается в статье, поскольку Соединённые Штаты рассматривают международные отношения как показано в «Игре Престолов» — книге американского писателя и фантастического драматического сериала, снятого американцами, — и ведут себя соответственно. Для Соединённых Штатов соглашения не имеют никакого значения, и каждая сторона действует в одиночку, преследуя исключительно свои собственные интересы.


Во-вторых, в статье утверждается, что визит Пенса показывает, будто бы между Соединёнными Штатами и их союзниками нет реального единства, поскольку реальное единство не требует постоянных заверений. В ней говорится, что Вашингтон относится к эстонцами как к детям, которых нужно убеждать, что «папа вас не бросит». Было отмечено, что подобное «единство» не имеет и не может иметь будущего.


В-третьих, в статье утверждается, что Эстония не вносит достаточного вклада в защиту НАТО и поэтому имеет веские основания опасаться быть покинутой Соединёнными Штатами.


В-четверых, в ней говорится, что у Эстонии есть все основания для беспокойства, поскольку Эстония на протяжении многих лет «плевала в сторону России», провоцируя Россию своим поведением. В статье не было приведено примеров, подтверждающих это заявление.


Наконец, Эстония, считая Россию угрозой, страдает от «психологического расстройства». Поэтому визит Пенса был не чем иным, как «коллективной психотерапией».


Несмотря на то, что все пять нарративов являются либо ложными, либо вводящими в заблуждение, их стоит проанализировать, потому что они дают представление о мировоззрении связанных с Кремлём СМИ.


Сравнение визита с эпизодом «Игры Престолов» — яркий пример. Согласно этому нарративу, союзники США не могут доверять Вашингтону, потому что, как и в «Игре Престолов», написанной американским писателем, Соединённые Штаты следуют политике «каждый сам за себя». Поэтому Эстония не должна полагаться на Соединённые Штаты.


Особенно достойны упоминания три аспекта этого нарратива.


Во-первых, рассматривать «Игру Престолов» — или любую другую книгу или фильм в качества образца официальной политики страны — слишком большое упрощение. Мы не судим о британской внешней политике по «Повелителю мух» Уильяма Голдинга, ни о французской внешней политике по «Жюстине» маркиза де Сада.


Во-вторых, ещё более интересно проследить, как нарратив о Соединённых Штатах как о не достойных доверия в части соблюдения законов и соглашений отражается в российском юридическом дискурсе и в российской внешней политике. Как показывает эстонский учёный Лаури Мялксоо (Lauri Mälksoo) в своей книге «Русский подход к международному праву», Россия, США и НАТО систематически нарушали международное право после окончания холодной войны. По словам Мялксоо, почти все последние российские учебники по международному праву называют вмешательство НАТО в 1999 году в Югославию (ради поддержки косовских албанцев) и англо-американское вторжение в 2003 году в Ирак преступлениями агрессии. Более того, русские используют этот нарратив о том, что Соединённые Штаты не заслуживают доверия, чтобы оправдать действия Москвы. Как показывает книга Мялксоо, Кремль считает, что если НАТО может нарушать международное право или создавать новые правила и исключения для себя, у России нет выбора, кроме как следовать его примеру. Следовательно, Соединённые Штаты могут быть вынуждены принимать многосторонние меры только в том случае, если Россия первой скопирует унилатералистскую «модель поведения» США.


И в-третьих, формула «не доверяй никому» едва ли описывается мировоззрение, присущее западным обществам. Скорее, это характерно для частично или полностью недемократических стран, где выгоды гражданского общества и общественного договора, возможно, ещё не осознаются всеми членами общества.


Общественный договор — это первый шаг к замене права сильного верховенством права. Гражданское общество не позволяет верховенству права превращаться в закон сильнейших. В политической философии эта дихотомия между верховенством права и правом сильного иллюстрируется дихотомией между идеей Джона Локка об общественном договоре между гражданами и правительством, — основанном на общепринятом праве или соглашении, заключённом между политически равными, таким как Североатлантический договор, — и «войной всех против всех» Томаса Гоббса, т.е. соглашениями, заключёнными более сильными сторонами, для которых все остальные являются лишь объектами, по поводу которых заключаются соглашения (например, пакт Молотова—Риббентропа).


Как отмечалось выше, эти пять ложных нарративов могут оказаться нецелесообразными при анализе фактического состояния отношений США с их союзниками. Но они действительно дают представление о мировоззрении Кремля. В отличие от западных обществ и их общественных договоров, законов и соглашений, которые заключаются ради блага каждой из сторон, прокремлёвские СМИ представляют собой гоббсовский мир «природного состояния» и «войны всех против всех», где нет ни равенства, ни доверия, ни союзников, ни договоров, ни законов.


Мы можем противостоять этому, поддерживая доверие, союзников, договоры и законы, являющиеся отличительной чертой субъектов либеральной демократии. «Лучший способ оборониться от обиды – это не уподобляться обидчику», — писал Маркус Аврелий в шестой книге «Размышлений». Это не только определяет западные ценности, но и защищает их.


Фото: Белый дом / Майлс Д. Каллен