ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Отчёты

Россия — газлайтер

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
Связанные с Кремлём эстонские СМИ распространили пять различных нарративов после состоявшегося 31-го июля визита вице-президента США Майка Пенса в Таллинн. Среди наиболее тревожных из них — аргумент, согласно которому только страны, страдающие «психологическими расстройствами», считают Россию угрозой. Поэтому визит Пенса был не чем иным, как «коллективной психотерапией». Такие попытки убедить противников в том, что факты являются лишь плодом их воображения, представляют собой форму манипуляции, известную как газлайтинг.

Утверждение о существовании российской угрозы — это только психоз Эстонии (и других балтийских государств), это противоречие между фактами и отрицаниями Москвы. Россия провела кибератаки в Эстонии в 2007 году, нарушила международное право, совершив в 2014 году вторжение в Украину, и вмешивалась в выборы в Соединённых Штатах, Франции и в других странах и, скорее всего, сделает это снова на федеральных выборах в Германии в этом месяце. Учитывая прошлое подобное поведение, утверждение, что тот, кто рассматривает Россию как угрозу, страдает от психоза, подразумевает, что Россия никогда не аннексировала Крым, никогда не совершала кибератаки против Эстонии и никогда не вмешивалась в выборы в США, во Франции или какой-либо иной стране.

Эта форма манипуляции — газлайтинг — получила название по пьесе Патрика Гамильтона «Газовый свет». В ней описываются попытки заставить других подвергнуть сомнению их собственную память, восприятие или здравомыслие. В пьесе Гамильтона муж, который ищет спрятанные семейные драгоценности, пытается убедить свою жену, что она сходит с ума, говоря ей, что ей лишь кажется, будто бы газовое освещение в их доме тускнеет.

После того, как пьеса стала известна по обе стороны Атлантики, социологи начали использовать термин «газлайтинг», для описания любой попытки повлиять на психическое состояние отдельных лиц или групп, заставляя их сомневаться в обоснованности их суждений, восприятия или реальности, чтобы жертвы более легко представили свою волю насильнику.

Как всегда, вопрос заключается в том, как этому противостоять. На протяжении многих лет Эстония испытывала на себе газлайтинг со стороны Кремля. Начиная с восстановления независимости Эстонии в 1991 году, и особенно после вступления в ЕС и НАТО — Москва, проталкивала три основных нарратива: что Эстония никогда не была оккупирована Советским Союзом, а добровольно присоединилась к нему; что Эстония не вносит в НАТО необходимые 2 процента своего ВВП; и что Эстония — фашистская страна.

Все эти нарративы ложны. Эстония не присоединилась к Советскому Союзу добровольно. Международно признанным фактом является то, что советская оккупация была результатом нацистско-коммунистического пакта Риббентропа-Молотова, заключённого в 1939 году. СССР вновь оккупировал Эстонию в 1944 году, после отступления Вермахта. В Декларации Уэллса утверждалось, что оккупация Эстонии — это заключение, поддержанное Европейским судом по правам человека по вопросу оккупации стран Балтии.

Что касается расходов на оборону, Эстония выделяет 2,2 процента своего ВВП на оборону — более, чем положенные 2 процента. И, согласно отчёту, составленному организации Freedom House, Эстония считается «свободной» страной с суммарным индексом в 94 балла, что едва ли характерно для «фашистской» страны.

Однако, несмотря на то, что все эти нарративы являются ложными, если их повторять достаточно часто, они в конечном итоге, могут заставить эстонцев подвергнуть сомнению их собственную память и здравомыслие.

Вот недавний пример этого. После того, как министр юстиции Греции Ставрос Контонис отклонил приглашение принять участие в августовской конференции о преступлениях коммунистических режимов, член Центристской партии Эстонии, имеющей официальные связи с правящей российской партией «Единая Россия», спровоцировал дискуссию в эстонских СМИ о том, действительно ли коммунизм был плохим или эстонцы просто неправильно его поняли. Это «просто неправильно поняли» является хорошим примером газлайтинга: хотя факты говорят, что сотни тысяч эстонцев погибли в результате преступлений коммунизма, утверждение, что эстонцы неправильно воспринимали коммунизм, заставляет людей сомневаться в собственном опыте или памяти.

Здесь будут полезны две вещи: уверенность в том, что реальность всё ещё существует и что она основана на фактах.

В конце пьесы «Газовый Свет», детектив, наконец, подтверждает восприятие жены. Она не представляла, что он тоже это видел. Эта простая линия — «вы тоже это видели» — это прорыв: она не сумасшедшая. Второй шаг — пройти через факты и признать, что все это реально: как газовый ужин, так и шаги наверху имеют логическое объяснение, заключающееся том, что её муж пытался скрыть от неё.

Поскольку целью газлайтинга является заставить жертву сомневаться в реальности, следование фактам и рациональное мышление является одним из способов противостоять ему. Эстонии и её соседям не нужна коллективная психотерапия; в первую очередь, у них не было психологического расстройства.

Фото: Kremlin.ru