ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Отчёты

Весенний шторм. Сказка о дезинформации в трёх частях

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
В мае Вооружённые силы Эстонии провели свои 15-е по счтёу ежегодные 18-дневные учения «Весенний шторм», в которых участвовало более 9000 военнослужащих из Эстонии и союзных стран. Как эстонские, так и российские СМИ широко освещали учения, но тон освещения был различным. Российские СМИ распространили три мрачных нарратива: во-первых, что несчастные случаи, произошедшие во время «Весеннего шторма», показывают, что учения были плохо организованы и неподготовлены; во-вторых, что учения были признаком того, что НАТО собирает силы для вторжения на своём восточном фланге, чтобы спровоцировать Россию; и в-третьих, что они вызвали напряжённость в эстонском обществе и в конечном итоге вылились в антинатовские протесты. Все три нарратива вымышленные и основаны на ложных интерпретациях того, что стало известным.

Не смотря на то, что во время «Весеннего Шторма» не обошлось полностью без инцидентов — два человека попали в дорожно-транспортные происшествия, четверо получили травмы при использовании мобильного оборудования для приготовления пищи, а ещё четыре человека получили переломы, — нарратив о неподготовленных учениях не складывается. Нельзя избежать несчастных случаев в ходе 18-дневных учений, в которых принимают участие более 9 000 человек и множество военной техники. Помимо собственных подразделений Эстонии, в состав которых входили регулярные войска, призывники и члены добровольческой Лиги обороны Эстонии, к учениям присоединились более 2000 человек из других стран. Они включали в себя всю англо-франко-датскую боевую группу, формирующую Расширенное передовое присутствие НАТО в Эстонии, состоящий из 400 единиц немецкий танковый корпус, американскую роту, присутствующую в Эстонии на ротационной основе в рамках операции Атлантическая решимость и пехотные роты из Латвии и Литвы, пионеров из Сил обороны Финляндии (обозначивших первое в истории участие Финляндия в учениях в Эстонии) и более мелкие специализированные подразделения из других стран. В дополнение к сухопутным войскам, в «Весеннем Шторме» участвовали и воздушный силы, состоящие их американских вертолётов Apache и Blackhawk, а также польских штурмовиков.

Аналогичным образом, нарратив о том, что учения в Эстонии представляют собой наращивание войск НАТО на границе с целью провоцирования России, также ложный. Этот нарратив, распространяемый во всех русскоязычных СМИ, изображает Москву пассивной и притесняемой стороной, а НАТО — агрессивным, манипулятивным, опасным хулиганом. Кремль стремиться не замечать того факта, что увеличение присутствия НАТО в Эстонии происходит в ответ на реваншистское поведение России в Украине.

Наконец, и, возможно, к сожалению для прокремлёвских СМИ, эстонское общество не изобилует столь большим количеством антинатовских настроений, чтобы военные учения могли спровоцировать протесты. Этот нарратив выстраивается на ложной интерпретации двух событий.

Первый инцидент произошёл во время «Весеннего шторма», когда военная техника повредила недавно высаженные деревья в лесу одного гражданина и превысила ограничение скорости, проезжая через его внутренний двор, в ответ на что местный житель совершил предупредительный выстрел. Никто не пострадал, но власти конфисковали его оружие, и ему, возможно, придётся заплатить штраф. В российских средствах массовой информации не упоминалось, что поскольку значительная часть учений «Весенний шторм» проводится в общественных местах — во многих случаях на частных землях — неизбежно, что тяжёлая негабаритная военная техника будет наносить ущерб местной флоре и фауне. Каждый год военные запрашивают на местах разрешение на использование земли и каждый год правительство Эстонии компенсирует весь нанесённый окружающей среде ущерб.

Ещё одна деталь, которую российские СМИ упустили, это то, что человек, совершивший предупредительный выстрел, сказал в интервью, что проблема главным образом заключается в неприспособленности транспортной инфраструктуры, и что он, фактически, полностью поддерживает как проведение военных учений, так и присутствие НАТО, и с радостью предоставил бы свою частную землю для будущих учений. Утверждение, что эстонцы не поддерживают присутствие войск НАТО в своей стране, также ложно. Респонденты в проведённом в октябре 2016 года опросе указали, что членство Эстонии в НАТО — это самый важный фактор, обеспечивающий безопасность Эстонии.

Российские СМИ также радостно отметили, что эстонцы были настолько расстроены этими военными учениями, что раздавали антинатовские листовки по всей стране. То, о чём они не упомянули, это то, что эти листовки распространялись прокремлёвской Объединённой левой партией, которая на иллюстративных прошлых выборах едва набрала 0,1% голосов.

Несмотря на то, что три эти нарратива ложны, множество статей в русскоязычных, прокремлёвских СМИ, посвящённых этой теме, подчёркивает, насколько важными Кремль считает эти учения и — шире — присутствие дополнительных войск НАТО в Балтийском регионе.

Поскольку все три нарратива основаны на ложных интерпретациях, возникает вопрос: преднамеренная ли такая ложная интерпретация, или Россия действительно не понимает Запад? Действительно ли Кремль рассматривает присутствие НАТО в странах Балтии как угрозу для России? Действительно ли президент России Владимир Путин не смог увидеть в действиях НАТО ответ на российскую агрессию в Украине? И если да, то как Запад может изменить мрачное мировоззрение Кремля, учитывая, что он стремиться рассматривать все попытки объяснить, что такая интерпретация не соответствует действительности, как провокацию и пропаганду? Если существует малейшая вероятность того, что неверное истолкование не было преднамеренным, последний вопрос мог бы стать самым важным.