ANNOUNCEMENT: You can find the new home of CEPA's StratCom Program here.
Отчёты

Нарратив о Второй мировой войне оказывает влияние на местные выборы в Эстонии

  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
Успешное использование исторических воспоминаний о Второй мировой войне на местных выборах в Эстонии показывает, что нарратив о победоносной советской нации над фашизмом продолжает формировать электоральное поведение множества этнических русских.

В начале ноября, спустя несколько недель после состоявшихся 15-го октября местных выборов, эстоноязычный новостной портал Delfi.ee опубликовал обзор статей в таллиннской русскоязычной газете «Столица» о Михаиле Кылварте, кандидате от Центристской партии Эстонии (ЦПЭ) в депутаты Городского собрания Таллина. Исследование показало, что в ходе избирательной кампании в Городское собрание с мая по октябрь «Столица» опубликовала 11 статей о Кылварте, который организовал финансовую поддержку для ветеранов Таллинна, сражавшихся на стороне России во Второй мировой войне. На последовавших затем выборах Кылварт набрал 24 668 голосов — почти в пять раз больше, чем занявший второе место Раймонд Кальюлайд.

ЦПЭ, имеющая 27 мест в 101-местном парламенте Эстонии, поддерживается 77-ю процентами русскоязычного меньшинства Эстонии; она также имеет официальные связи с правящей кремлёвской партией «Единая Россия». Как правящая партия городского правительства Таллинна, ЦПЭ также владеет «Столицей», которая бесплатно распространяется для всех жителей Таллинна. Поддержка ветеранов советской Красной Армии в рамках избирательной кампании соответствует электоральному поведению на местных выборах, где, в отличие от всеобщих выборов, все жители Эстонии, независимо от их гражданства, имеют право голоса.

Может показаться странным, что воспоминания о событии, которое произошло 75 лет назад, все ещё могут влиять на результаты выборов. Но для русских Вторая мировая война остаётся важным столпом национальной идентичности. История славной победы советской нации над нацистами была использована для объединения советских людей после послевоенной экспансии страны; сегодня Кремль использует её как источник легитимности режима.

Однако такое видение Второй мировой войны — Великой Отечественной войны — отличается от западного. Для России война началась не в 1939 году, когда нацистская Германия и СССР вторглись в Польшу, а 22-го июня 1941 года, когда Германия напала на Советский Союз в ходе реализации плана «Барбаросса». Аналогичным образом, для России война закончилась не 2-го сентября 1945 года капитуляцией Японии, а 9-го мая — капитуляцией нацистской Германии.

Как показывают эти даты, СССР, а теперь и Россия, рассматривает конфликт исключительно как оборонительную войну против нацистов. Этот взгляд исключает Пакт Молотова-Риббентропа, подписанный 23-го августа 1939 года и секретный протокол к нему, согласно которому СССР и Германия согласились разделить Восточную Европу. Также, по мнению Москвы, СССР победил нацистскую Германию без помощи союзников. Это была, как сказал в 1965 году Леонид Брежнев, — «победа советской нации» — необходимый миф для консолидации поддержки советского режима.

Таким образом, миф о Великой Отечественной войне как ключевой столп советской идентичности был создан из множества элементов: это была оборонительная война против нацистской Германии, Красная Армия победила её без значительной помощи со стороны союзников и без каких-либо военных преступлений, и она закончилась освобождением Советским Союзом мира от нацизма.

Это был «правильный образ» войны, по мнению Кремля, и как часть национальной идентичности, этот образ приобрёл священный характер, который исключил публичные дебаты об интерпретации истории. После распада Советского Союза российская политика «поднятия России с колен» также включала возрождение этого мифа о славной нации, которая избавила мир от нацизма. Но поскольку миф не полностью согласовывался с фактами, в 2012 году Россия учредила Комиссию при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России, чтобы «защитить Россию от фальсификаторов истории и тех, кто отрицал бы вклад Советского Союза в победу во Второй мировой войне». В 2014 году страна приняла закон, который сделал искажение роли Советского Союза во Второй мировой войне уголовным преступлением, наказуемым лишением свободы на срок до пяти лет. В том же году независимый российский телеканал «Дождь» был исключён из пакетов кабельного телевидения после того, как он поставил под сомнение действия советского командования во время блокады Ленинграда. Заместитель редактора канала Тихон Дзядко сказал, что президент Владимир Путин использовал войну для пропаганды, потому что это лучшее воспоминание, какое есть в России.

Понятно, что только лишь статьи в «Столице» в течение предвыборного периода не были единственной причиной 24 668 голосов, отданных за Михаила Кылварта. Роль сыграли несколько других факторов. Например то, что это были также первые выборы, в которых предыдущий лидер ЦПЭ Эдгар Сависаар не выступал в качестве члена этой партии, сделав Кылварта новой звездой ЦПЭ. Но тот факт, что нарратив о войне, созданный в Советском Союзе, по-прежнему используется и по-прежнему эффективен, требует внимания. Как этот нарратив помогает России расширять связи с правыми партиями Западной Европы, — это другой вопрос.